Лесоповал а я рожден под знаком рыб в начале марта

mapesext | Тексты песен популярных исполнителей | Страница

По вечерам тусуется народ. И этой киске порченной угрями. Сегодня кое-что перепадет. ПР. А я рожден под знаком рыб в начале марта. И этой киске порченной угрями. Сегодня кое-что перепадет. ПР. А я рожден под знаком рыб в начале марта, Когда весна башку могла бы задурить. Сергей Коржуков - Топталочка | А на топталочке, под фонарями, По вечерам Припев: А я рождён под знаком Рыб, В начале марта, Когда весна Башку.

И пусть его ждут внутри горячие азербайджанские парни, особых проблем Сергей не. На окнах опущены жалюзи. Сквозь жалюзи кое-где пробивается свет, а кое-где. Наверно, пара бойцов пасет в щелочки или телекамеры окрестности.

Текст песни Лесоповал - Топталочка

Наверное, жильцы турбазы худо бедно вооружены. Он уже был собран и настроен. Настроен на предстоящую схватку. Нервы — гитарные струны. Пока ни во что не врубающийся Леха послушно закурил. Леха послушно потянулся за канистрой, держа тлеющую сигарету в как можно дальше отнесенной левой руке.

И говорил непростые слова Шрам, как нечто само собой разумеющееся. Чтоб молодой раньше времени не обделался.

Но прозвучало это с такой интонацией, что Леха сразу стал готов ко всему. Выплеснуть бензин на дверь? Выломать дверь голыми руками?

Вцепится в глотку первому встречному азеру? Лишь бы не выглядеть в глазах сидящего рядом человека последним чмом. Очевидно, Шрамов просек бурление внутри бойца и посчитал разумным дружески хлопнуть по плечу: И пересилив себя, Алексей с канистрой и сигаретой неловко выбрался из лайбы. В офисе еще розетки поставить. Вот ними и займись, а то наемным работягам ничего доверить. И только если я не вернусь к утру, дуй на все четыре стороны. А если вернусь, у тебя до утра еще одна работа.

Нафиг нам надо обижать невинного человека. У него и так с ментами проблем будет выше крыши. Ну все, ступай с Богом. Нелепо прижимающий к животу канистру Леша двинулся к дверям. А Шрам глубоко затянулся и выпустил идеальное кольцо дыма. Не успело курчавое колечко растаять, как Сергей перегнувшись через сидение, свинтил крышку и опрокинул сзади вторую канистру.

Пущай себе хлещет на коврик. Тут же запах бензина защекотал ноздри.

Book: Блатной романс

Танки грязи не боятся! С тылу, как и ожидалось, магазин подпирали пристройки с тарой. Ящики из под водки, ящики из под консервов, ящики из-под хрен знает. Фанера, пластик и картон. Вот прямо в это хрен знает что Шрам и нацелил воющую свою последнюю блатную песню машину. Разжав пальцы с сигаретой, пока та находилась в свободном падении, выпрыгнул за десять метров до фанерно-пластиково-картонной баррикады.

А в здании уже начался кипеж. Огонь загудел, как высоковольтная линия электропередачи. И тут же с фанфарным звоном лопнуло ближайшее окно. Вокруг непреклонно набирающего силу огня засуетились человеческие силуэты, горласто заквакали по-ненашему.

Это не мешало Шраму любоваться делом рук. Какое-то особенное наслаждение видеть, как огонь пожирает вещи, как они чернеют и меняются. Зато слегонца саднило душу Сергею, что Лешка держал себя так шатко. Ну и толку, что азеров — не меньше двадцати голов, и где-то у них волыны припрятаны?

Сергей бы понимал Алексея, если бы шел на людей схожего цвета кожи, даже на тех же бычков. Десятикратное преимущество — это довольно. Хотя, если припрет — тоже сворачивапть не смей. Но хачики — есть хачики. Они не воевать, а торговать рождены. Вот пусть себе торгуют и не выдрючиваются.

Еще калькулятор с пейджером путают, а об компьютерной грамотности размечтались, уроды. Не нравится, возвращайтесь баранов пасти! Сергей дождался, когда огонь запляшет по окнам, будто играя в классики, а к зданию с разных сторон подплывут синие мигалки пожарных машин.

В маленьком городке пожарники сумели уложиться минуты в три. Отделившись от шершавого ствола тополя, украшенный боевой раскрасской из света и теней Шрамов кинулся в самую гущу мечущихся людишек.

Весь такой на понтах: Кое-как Сергей разминулся и типа почти на законных основаниях оказался внутри магазина. Ну, может, не совсем на законных, но пропуск у него не спросили. Однако кто-то из туземцев оказался достаточно наблатыканным по технике безопасности и решил эту проблему раньше Шрама. И Шраму достались полны горницы мечущихся в накатывающем волнами дыму и во мраке людей. Впрочем мрак трудно было считать за непроглядный.

Неавторитетная питерская молочно-белая ночь вползала в окна там, где ее пускало пламя. А там, где не пускало, то есть плавило окна снаружи, и так было светло почти как днем.

И тем не менее расклад был на стороне Сергея. В панике, в выедающем глаза дыму, в чумном красном свете фиг кто мог просечь, что в здание проник чужак. Тем паче ары, привыкшие к стихийным бедствиям типа землетрясений, приняли пожар за естественное явление, и каждый шустрил в меру своей подлости.

Сегодня мы проводим презентацию товара и по-этому отдаем почти даром. Вашему вниманию предлагается пожар третьей категории. Нет, за причину не стоило учитывать то, что он просто не мог не ответить, когда собираются наехать. Он всегда наезжает первым. Он заслужил это право тем, что чалился, тем, что блевал и срал тюремной баландой, и не ссучился.

Тем, что до сих пор ему снятся лютые окрики вертухаев. Трое кривоносых казбеков в рое жалящих искр тащили навстречу Сереге сейф. И этому четвертому реально было до лампочек все кроме сейфа.

А следом горбатились тени, кривые как турецкие сабли. А ведь на зоне времени добана, и Сергей от скуки заучил основные черные слова. И теперь с грехом пополам врубался.

Но он отпустить железный ящик даже на миг не посмел. То ли такой послушный, то ли такой жадный. Также было бы нелепо ожидать, что потные, норовящие друг другу отдавить пальцы грузчики будут щелкать жалами по сторонам. Разминувшись с тяжеловесами, замаскированный пляшущими отсветами огня, круче не бывает, Сергей птицей взлетел на площадку второго этажа.

Какой-нибудь любой другой поджигатель поджег бы ваш магазин с одной стороны. Хороший костер следует поддерживать, иначе потухнет. Где несколько ящиков водки расколошматить, чтобы горело ясно и убедительно. Где неловким, или наоборот чересчур ловким движением помешать глупым людям заниматься тушением. Какая может быть борьба с огнем, когда рядом Шрам? Башка моя совсем дырявый стала! Внизу сейф наконец таки отдавил чью-то ногу. Крик был настолько пронзителен, что сквозь смачный треск пламени долетел к Шраму.

Палату Сюрикеновичу наконец пожелали жениться на верблюдице, сдобрив пожелание плохо срастаемым русским матом. Истино в умных книгах говориться — чем кондовей способ, тем надежней. Сергей начал рвать на себя одну за другой дверные ручки и орать в открывающиеся пропитавшиеся едким дымом пространства что-то вроде: Дарагие, сейчас гранаты на складе рванут, да?!! И хотя звучало это на буквальном русском, наивные дети гор верили, и в их нестройных рядах все круче и круче свирепствовала паника. Кутерьма и бардак получились на миллион долларов.

Канцелярские книги, как голуби, шелестя крыльями-страницами, умирали повсюду, они взлетали в огненном вихре, и черный от копоти ветер уносил их прочь. Выскочивших из очередной расцветающей жаркими бутонами огоньков конуры тройку голых шлюшек и голого же волосатого, как мохеровый шарф, горца, нелепо закрывающего срам шестиструнной гитарой, Серега даже мысленно пожалел — из мужской солидарности. Голый король и девки с визгом помчались на выход, тряся ягодицами цвета куриных окорочков и медленно поджариваясь.

Любая другая фирма за поджег магазина такой площадью запросила бы не меньше пятисот долларов. Наша же компания за услугу не возьмет. Но поскольку у нас сегодня рекламная акция, просьба всех участников самим запомнить и другим рассказать, что значит становиться поперек дороги Сережке Храму. Где-то здесь, за шипами огненных языков в плену царапающего глотку чада содержался человечек, теоретически способный навредить Сергею. Но Шраму были глубоко по боку планы Пырея и аборигенов.

Потому что этой лабуде никогда не сбыться, зуб можно дать. Тем более, что Сергею самому, если хорошо подумать, было нужно такое сокровище, такой грамотный человечек. Ведь если даже канцелярию зоны, где он мотал, оснастили компьютерами, значит в компьютерах сила. В одной из комнат Сергею довелось наблюдать прикольную сценку. Огонь мечтал ворваться через окно, делая помещение похожим на авральную лабораторию, и уже цапал оранжевыми губами занавески.

Пиво в итоге кончилось. Но руки зудели и, вдруг обратив внимание на аквариум, праведник поднатужился и выплеснул воду с рыбками в огонь. Шраму стало обидно конкретно, что опять приняли за черного, и на этот раз незванный гость не сдержался реально. С левой в челюсть. Пяткой сверху по почкам. Азер откинулся плавленым сырком. Будь здоров, дарагой, не кашляй, гадина. И опять череда дверей. Удобно, что не стали выказывать опрометчивое геройство реальные пожарники — меньше проблем.

А рубиновый огонь пляшет по стенам второго этажа, лижет стены, пожирает стены. За планы построить в обход России нефтепровод через Турцию! И наконец именно та дверь. Здравствуйте, ежики в тумане! Ты только не теряйся.

Все будет, отмажешь долги и сверху бабки будут! Его правая рука еще не зажила и, забинтованная, в нагрузку висела на шее — ручная мумия. Острый крысиный нос держался по ветру и настоятельно рекомендовал хозяину как можно быстрей покинуть тонущий корабль.

Субтильная особа сильно не верила но на пожарный выход склонялась. Антон действительно крепко попал на счетчик за неумеренное увлекалово дурью. Суммв, на которую он подвис, была для парня выше радуги. Он сам предложил хачам отпахать и напел про возможнлсти интернета столько расчудесных слов, что в результате осел отрыжкой. Азеры, мало того, что поверили, будто четез паутину можно заказывать фуры с баклажанами, не выходя из дома колхозника.

Они тут же нафантазировали пакет задач более подлый, чем Виндоус И наладить дешевую связь с Родиной — ну это просто; и искать бледнолицых подруг; и шусрить чуть ли не на пол Виршей, на всех, с кем азеры хотели дружиться. А тут еще личная просьба этого П… Пы… Пырея, убедительная до боли в зубах, поискать подноготную на некоего Храма. И тут — ба! Немой сцены не получилось. Шрам ввалился в помещение весь из себя в дыму, и глаза свирепо вращаются.

Пырей решил, что через минуту он будет мертв, как килька в томате, и от страха забыл про заткнутую за пояс волыну. Сергей Шрамов же устало вздохнул, будто самая тяжелая часть работы уже выполнена. За то, что конвоируемый штымп и есть хакер, свидетельствовали четыре факта. Во-первых, на бойце болтался типичный компьютерный прикид — джинсы цвета хлорки и свитер по колено. Во-вторых у хлопчика под глазом семафорил фингал. Типа, хачи убеждали хакерить без перекуров. В-третьих, в этой комнате, в отличии от других, не хранились товары типа бананы, паленый коньяк или мука.

В этой комнате обещала пафосно полыхнуть, когда огонь доберется, компьютерная техника. А в-четвертых, увидев вступившего в компьютерный центр Сергея Шрамова, джинсовый мальчик радостно расцвел и, уже почти не боясь Пырея, заорал: Действительно так оно и.

Случаются же неожиданные встречи? А липовую печать хакер лепил Шраму аккурат на справку о досрочном освобождении. Обыкновенный заказ в проходной дизайнерской конторе, после выполнения которого приличные люди предпочитают не узнавать друг друга при случайной встрече.

Но сейчас у джинсового мальчика другого выхода не. Он узнал Шрама, а Шрам узнал. Шрам не ожидал, что вырученным компьютерщиком окажется старый знакомый. Случаются же в жизни совпадения? Так отряд Шрама пополнился еще одним грамотным человеком. Но если фортуна улыбнулась хакеру, а хакер улыбнулся Шраму, то в помещении пребывал еще один тип, который не улыбался принципиально.

Не улыбался, не смотря на то, что не сомневался — это шанс последний раз улыбнуться при жизни. Однако Шрам удивил Пырея — вместо того чтобы угробить, срубил коротким в печень: Не то, чтобы Сергей Шрамов был настолько принципиален.

Просто блондинчик являлся идеальным магнитом, способным собрать вокруг себя всю шантрапу Виршей. Уже было ясно, что это жирафоподобное животное науку не понимает. Будет и дальше юлой кружить по городку, вздымая грязь, где найдет.

Надежная лакмусоая промокашка, которая сама того не подозревая, наведет Сергея на все потаенные узелки. И тогда Шраму не придется отдельно каждую шваль выпасывать. Он разберется со всеми скопом и сэкономит время.

И еще одна идейка на третьем горизонте зудела у Шрама. Неизвестно, сколько времени отнимет поставить себя здесь на уровень. А генеральный папа намекал за нефть. И, наверное, другие охотнички за нефтью параллельно зубками клацают. Так пусть Пырей шебуршит, пусть от его зажигательных речей заводятся и доугие местные бычки, считающие себя королями. Пусть скопом крошат дрова. Чем больше накрошат, тем громче шум. Тем меньше охотников за нефтью рискнет просочиться сквозь зону отчуждения.

Только вот с Пыреем Шрам маху дал. Не от туда наезд главной бычьей силы следовало ждать. И не правильным средством он нефтяных клопов собирался морить. Глава 5 А менты нам не кенты, Лучше зеки, чем менты. Ну какой из него кент? Мент всю жизнь — он будет мент! Гость тоже улыбался, только другой улыбкой. Немного надменной, немного брезгливой и очень сильно себе на уме. На госте дыбился белоснежный костюм. На нетонкой шее гостя, где когда-то бряцала якорная золотая цепь, остался незагорелый след — мода прошла, завяли веники.

Гость не сопротивлялся приглашению, только сказал: Проведя гостя через веранду в горницу, майор тем временем пододвинул гостю стул. Почесывая сквозь несвежую майку живот, ухватил с газовой плиты через тряпку кастрюлю и переставил на стол. Прихватил тарелку и половник и от души навернул гостю в тарелку из кастрюли свежайших бордовых наваристых щей с золотистой рябью.

Не забыл и про две рюмки в виде раззявивших пасти рыбок. Майор загоготал от щекотки и принялся ловить ключи под майкой на пузе, будто блоху.

Я ее тогда на дочку запишу. Это не еще одна машина. И не удивительно, на столе царил самый настоящий срач. Шкурки от позавчерашней колбасы, очищенная и надкушенная луковица, крошки и рыбья чешуя.

Теперь уже прохиндейская рожа майора расплылась точно как брикет коровьего масла на солнышке: С аж майорскими погонами на обсыпанных перхотью плечах. Вы не знаете, кто к нам пришел! К нам пожаловал сам городской глава по милицейской линии города Вирши Иван Иванович Удовиченко. Мы про тебя, Срамов, тфу, то есть Храмов, тоже понаслышаны. Рассказывай, Храмов, чистосердечно и как на духу, из какой стороны тебя в наш городок к бережку прибило, и какую золотую рыбку ты в нашей мутной воде выловить мечтаешь?

Снова в сверкающих свежим лаком дверях объявился дядька Макар, но уже не с пустыми руками. А на расписном подносе кроме двух чашек с расплавленным в смолу кофе бутылочка зеленого стекла и две чарочки. Майор сам снял с подноса угощение.

Сам, не дожидаясь приглашения хозяина кабинета, в два выверенных булька наполнил чарочки, и свою тут же принял на грудь: Только для такого сервиса документики соответствующие требуются.

Лесоповал - Топталочка : Текст, слова песни

Есть у тебя соответствующие документики? Тоже точно в один бульк. И поскольку от такого обхождения бальзамчик чуть не выплеснулся, то прежде чем продолжить разнос, Иваныч опять приговорил свою рюмку. Отвечай на вопросы, падло! Кто тебя сюда послал?! Шрамов призывно посмотрел за спину как-то чересчур быстро поймавшего алкогольный приход всего от двух мензурок Иваныча.

Откуда-то из-за увенчанного большой колючей звездой плеча майора выплыл радушный дядька Макар и опять наполнил майорскую чарку: Его пятерня жадно сжимала ключики от катера и будто боялась отпустить. Интонация, с которой гость озвучил последнюю фразу, проколола даже толстую шкуру майора, и Иваныч осторожно, как неродные, положил ключики перед. Может, придется возвращать обратно. Телеса Иваныча под несвежей майкой заходили обиженными волнами: Я ведь человек с пониманием, зачем же ходить вокруг да около?

Это у меня личные заморочки. Все у него было в тему: А вот нет-нет да и выглядывал из капустной одежки бычара бычарой. Не смыть натуру дорогими шампунями. Может я чем подсоблю?

В белоснежном гипсе с головы до пяток.

Смотрящий по неволе

В больнице мордой в стенку уткнулся, ни с кем не разговаривает. Очень уж его перло побыстрее узреть пригнанный катер. Выходит, отыграться надеется и властям не верит. А то столько у меня висяков на шее, что в Управлении боюсь показываться.

Скубут меня там, как плюгавого воробья в стае. Шутишь — первое сзади место по области? Дело с комбинатом уже на мази. Не едят его у. В общем, у хлопця в морозильнике только пачка пельменей да замороженная курица лежали. Даже на стенках льда не было — жинка недавно размораживала. Достал тогда он курицу, обмотал рушныком, положил на нее член и ждет.

А курица только с одного боку член охлаждает. Тогда хлопец взял покойницу и то место под гузкой, через которое курицу потрошат, ножом разколупав. Получилось вполне гарное дупло. Обмотал наш умелец член полиэтиленовым пакетиком, сверху салфеточкой обвязал и аккуратно так в курицу засунул.

Член упрямо стоит и даже не думает падать. Более того, к неприятным ранним ощущениям прибавилось чувство, что парубок свой прибор сейчас отморозит. Тогда наш герой пытается птицу снять — тоже не выходит. То ли примерз, то ли за ребра зацепился. Тут на кухню заходи! Как бы за сдачей. А в глазах скука смертная. Предстояло опять за что-то биться. Предстояло все время быть начеку. И завтра, и послезавтра, и через месяц, и через год. Макар вроде бы просек намек и нацелился на выход: А за грошима буду явишься каждого пятнадцатого числа.

Он не стал провожать сдавшего квартиру хозяина и с закрытыми глазами дождался, пока не хлопнет дверь. И только после этого Сергей заставил себя начать осматривать квартиру всерьез. Шрам пока окончательно не прикинул: Именно такого типа и искал Шрам на вокзале, именно ради такого типа и покупался желтый чемоданчик. На кухне Шрама обложил кудахтающим матом водопроводный кран. И только после этого выплюнул струю теплой воды в ржавый умывальник.

Никаких харчей в забыковавшем еще до перестройки и обжитом пауками холодильнике не сыскалось. Пусто на предмет пожрать оказалось и на полках. А вот посуды навалом для одинокого жильца. Три разнокалиберных тарелки, граненый стакан, две ложки и вилка без одного зуба. Шраму предстояло перелицевать и переписать Вирши набело. Папа поставил задачу осадить здешнее разгулявшееся бычье и вернуть жизнь на понятия. Что его кидают на амбразуру, Сергей догнал легко. Зачем кидают — не понял. Шрам позволил себе еще минуту соплей.

Бессмысленно пораскачивался на хромом стуле, смакуя душевную шкоду. Тяжело вздохнул последний раз и, мысленно шестиэтажно выматерившись, засунул тоску под каблук. Надо было дело делать. И Сергей Шрамов приступил к форменному обыску. В первом зале в хлипком стенном шкафу Шрам нашел перетянутую резинкой пачку похабных открыток. Маяковского на имя фиг знает какого Сабурова М. С одной стороны, выводы были утешительны. Эта хибара населялась жильцами от случая к случаю, а большую часть времени пустовала.

При решении папиной задачи именно такой схорон Шраму — как воздух. Окраина, подступы на мушке, местное бычье сюда вряд ли забредет, гужуется в центрах. С другой стороны, дядька Макар… Сергей вернулся в первую комнату и надолго прильнул к окну с малиновыми шторами.

Могло показаться, что он любуется видами на мирную жизнь. Но в натуре Шрам зарисовывал. Рощей Сергей полюбовался подольше, не по делу, а для души. Шрам принял окончательное решение здесь поселиться и, тихарясь, сдвинул оконный шпингалет.

Тот щелкнул не громче треснувшего ореха. Смахнув в карман со стола ключ, Шрамов вышел из квартиры. Осмотрел дверной замок снаружи, оглядел лестничную площадку, рачительно запер дверь на два оборота.

Подергал ручку — верно ли запоры служат? И уже не таясь, загремел вниз каблуками по лестнице. А там — рядом с аптекой. Ну не спрашивать же старуху, боится ли она сидеть в одиночку на лавочке?

Десять против одного, она шустрила под дядькой Макаром. Разве что где-то далеко кто-то вдрызг упившийся орал песню про морячку. Шрамов, как только замылился с глаз старухи, отправился никак не в магазин — двинул огородами вокруг дома.

Легко углядел свое заветное малиновое окошко на втором этаже. Легко забрался по водосточной трубе надо будет подпилить против незваных гостей на второй этаж и снова оказался в квартире. Опасаясь наделать шороха, на цирлах двинулся в заднюю комнату.

Но вспомнив кое-что, вернулся и запер наглухо окошко. Понтовый чемодан желтой кожи Сергей перенес во вторую комнату и поставил так, чтобы был заметен еще с порога входной двери.

Долго ждать не пришлось, видно, в этом драном городишке все спешат жить. Сухо щелкнул ключ в замочной скважине. И в дверной проем за чемоданом протянулась жадная рука. Что это рука дядьки Макара, Шрам мог зуб дать, потому как тыльную сторону ладони украшала наколочка: Не на всякой зоне знают ее тайный смысл.

И именно эта картинка в первую очередь, еще на вокзале, заставила Сергея радостно напрячься, когда дядька предложил недорого поселить в приличную хату. Ждать, что будет дальше, не имело понта, и Шрамов за протянутую клешню вдернул дядьку Макара в заднюю комнату.

Та бачу, шо чемодан посэрэд хаты забулы. Чудные якись слова, николы таких не чув. Я тоби ось какую байку расскажу. Было цэ в центре Виршей на улице Славы два рокы. Ранняя весна наробыла лужи на проезжей части.

Стоит народ сплошной стеной на автобусной остановке. Тилькы между тротуаром и автобусом образуется зазор метра четыре, который заполнен дуже грязной водой.

Люди на остановке не спешат к автобусу: Чекають, пока прибывшие пассажиры покинут борт судна. Ось открывается дверь, и якыйсь хлопец решает перейти лужу на пяточках. Робыть элегантный шаг и уходит в пучину с головой… То есть: Только круги по воде, да и те без пузырьков… Народ на остановке лякаеться и вже не хочет никуда ехать.

С утопленника внимание переносится на тетку, яка повынна была выходить следующей. Черствые попутчики кричат и пихаются — они не бачылы, що случилось с первым пассажиром. В это время выныривает, отфыркиваясь, первопроходец. Совершенно нормально становится на пяточки и идет себе по воде. Видно, что с человеком все хорошо, только мокрый он и матерится страшенно. Люди на остановке расступаются, пропуская воскресшего.

Жинка, заинтересовавшись возвращением утопленника, ослабляет хватку и получает от пассажиров мощного объединенного пендаля. Дамочка плюхается в водоем, создавая кучу брызг. Ладно, старый, стопори на балалайке мудохаться. Та встряла и затряслась. Та я тэж зразу подумав, що ты дуже нэ проста птыця! И каргу свою с шухера к столу пригласи. А то, как вертухай срочной службы, голодными беньками зыркает.

Дядька поскреб темя и подчиненно двинул на выход. Именно такую цаплю Шрам и высматривал на вокзальчике. Хоть такой поеденный молью вор в подручных — уже. Взялы туда продавцом дивчину Настю. Тильки в марках машин ее так и не научили розумиты. И ось в салон вошло лицо кавказской национальности и сказало: То есть зовсим по-другому. Дивчина вздрогнула и переспросила: Настя поняла — хлопцу так невтерпеж, что он готов справить малую нужду прямэнько посреди салона. Лицо кавказской национальности узнало знакомую букву W, видел на радиаторе машины, первую часть названия которой оно никак не могло згадать, и неторопливо направилось к двери.

Я так врубаюсь, у вас здесь магазины рано закрываются. Да и в темень пожилым людям разгуливать опасно, шпане все твои наколки — китайская грамота. За холодными закусками и огнестрельными. Так команда Шрама пополнилась третьим бойцом. Глава 4 Я помню — давно учили меня отец мой и мать: Лечить — так лечить, любить — так любить, гулять — так гулять, Стрелять — так стрелять!

Но утки уже летят высоко. Летать — так летать! Я им помашу рукой. Перед ним весь такой крепенький громоздился деревянный ящик. Обыкновенная посылка, только очень большая посылка. На месте Лехи он задал бы вопрос иначе: По всему офису вспыхнул свет.

И еще полно корешей. Ровный свет не придан офису уюта. Не требовалось семь пядей во лбу, чтобы прочухать — помещение только начали обживать. Даже кресла вокруг новенького, еще и мухи не трахались, стола были увиты серпантином оберточной бумаги. Я в армии электриком корячился. Да ты, братуха, вижу, и не рад? Не отвалил из Виршей подобру-поздорову? Пырей прямиком к хачам на поклон двинул. На самом деле не прикалывался.

Его заслали вразумить этот городок. Привести все к понятиям и ответвить денежный ручеек в общак. А тут какая-то сявка, даже не сявка, а бычок недомурыженный с тупыми мечтами не расстается. А ведь верняк виноват. А про тебя вякал, что ты — человек на день. Хватился, будто сегодня его новые друзья из Питера какого-то крутого хакера подогнали.

И тот, кроме прочих услуг по ментовским столичным компьютерам, заодно все и про тебя прочитает. Генеральный папа, ставя задачу, вроде как на нефтяные резервы намекнул. А тут, видишь, один гвоздь приходится заколачивать дважды. Большой минус самому. Леха с сожалением окинул взглядом свеже-отгроханный офис: Покидать тепленькое убежище посреди ночи Леха явно не рвался. Он сбросил заляпанную белилами ветровку и отворил дверцу шкафа: И они вышли на лупающую редкими фонарями улицу.

Из городских шумов только вопли пьяной драки в далеком кабаке. Если короче — то полный отстой. Они на словах башлять крутые, а по делу — жмоты жмотами. А они решили этого гения нашему главному менту Ивану Ивановичу в подарок определить.

Даже обратный билет фраеру не, светит. Честные виршевцы не имели привычки бродить по ночам. Внутри ему понравилось, и он локтем высадил боковое стекло… А через секунду отрубил сигнализацию и уже оказался в салоне. Сигналка и вякнуть почти не успела. Леха послушно забрался на свободное сиденье. А я ведь типа теперь для него чужой, а он вдруг душу распахнул.

Шрам на это ничего не. Внахалку завел тремя спичками чужую тачку и преспокойно выкатил на проспект. Какой бы ты крутой ни был, с голыми руками нам рога поотшибают! Тогда Леха врубил приемник. Как сообщило ИТАР-ТАСС, возвращавшийся вечером с дежурства милиционер по просьбе жителей одного из домов в центре города попытался успокоить группу пьяных хулиганов.

Но один из хулиганов оглушил его ударом кирпича по голове, а другие забили до смерти ногами. Покружив по уже узнаваемым сонным виршевским улицам, попугав зеленоглазых котов, он тормознул на заправке. И именно этого вздоха от него Сергей и ждал.

Потому как обыкновенным словам давно отучился верить. А так — все пучком. Страшно ему вдвоем с бравым командиром против хачиковской грядки выступать. И нетути у него никакой задней мысли завлечь Храма в объятия прежних корешей. А по сути Лехиного вопроса Шрам ответил коротко и неясно: Его корпорация участвовала в восстановлений Чечни после первой войны, ремонте Белого дома и строительстве многих крупных объектов. По данным агентства "Интерфакс", мотивы преступления пока не установлены.

Чахлый приемник не останавливался: Преступник, действовавший в одиночку, тяжело ранил охранника, разбил шесть витрин и похитил несколько десятков изделий из золота и драгоценных камней.

Жаль, сумрак уличный не позволял более точно прочитать по роже намерения шустрика. Растерявшийся работник заправки руку-то пожал, а вот освободить ее не смог. Сергей развел руки, будто собирается обнять шустрика. На своем посту он привык своевременно схватывать суть, особенно когда с ним толкуют таким тоном. Солдат пытался скрыться от преследовавших его милиционеров, а когда они настигли его, бросил фанату. Прежде чем спрятать руки в карманах, придушил начавший втюхивать рекламу зубной пасты приемник.

Черная турбаза на Шрама не произвела впечатления. Не крепость, колючей проволокой не оророжена, сторожевые псы с цепей не рвутся. И пусть его ждут внутри горячие азербайджанские парни, особых проблем Сергей не.

На окнах опущены жалюзи. Сквозь жалюзи кое-где пробивается свет, а кое-где. Наверно, пара бойцов пасет окрестности в щелочки или телекамеры. Наверное, жильцы турбазы худо-бедно вооружены.

Он уже был собран и настроен. Настроен на предстоящую схватку. Нервы — гитарные струны. Пока ни во что не врубающийся Леха послушно закурил. Затемненное и чуть освещенное только красным огоньком сигареты его лицо было страшнее, чем у Терминатора. Леха послушно потянулся за канистрой, держа тлеющую сигарету в как можно дальше отнесенной правой руке.

И говорил непростые слова как нечто само собой разумеющееся. Чтоб молодой раньше времени не обделался. Но прозвучало это с такой интонацией, что Леха сразу стал готов ко всему. Выплеснуть бензин на дверь? Выломать дверь голыми руками? Вцепиться в глотку первому встречному азеру?

Лишь бы не выглядеть в глазах сидящего рядом человека последним чмом. Очевидно, Шрамов просек бурление внутри бойца и посчитал разумным дружески хлопнуть по плечу: И не надо бросаться на амбразуру попой. И, пересилив себя, Алексей с канистрой и сигаретой неловко выбрался из лайбы. Вот ими и займись, а то наемным работягам ничего доверить.

И только если я не вернусь к утру, дуй на все четыре стороны. А если вернусь, у тебя до утра еще одна работа. На фиг нам надо обижать невинного человека. У него и так с ментами проблем будет выше крыши. Ну все, ступай с Богом. Нелепо прижимающий к животу канистру Леша двинулся к дверям. А Шрам глубоко затянулся и выпустил изо рта идеальное кольцо дыма.

Не успело курчавое колечко растаять, как Сергей, перегнувшись через сиденье, свинтил крышку второй канистры и опрокинул. Пушай себе хлещет на коврик. Тут же запах бензина защекотал ноздри.

Танки грязи не боятся! С тылу, как и ожидалось, магазин подпирали пристройки с тарой. Ящики из-под водки, ящики из-под консервов, ящики из-под хрен знает.

Фанера, пластик и картон. Вот прямо в это хрен знает что Шрам и нацелил воющую свою последнюю блатную песню машину.

Гороскоп совместимости для Знака Зодиака: Рыбы (с 20 февраля по 20 марта)

Разжал пальцы с сигаретой и, пока та находилась в свободном падении, выпрыгнул из лайбы за десять метров до фанерно-пластиково-картонной баррикады. А в здании уже начался кипеж. Огонь загудел, как высоковольтная линия электропередачи. И тут же с фанфарным звоном лопнуло ближайшее окно. Вокруг непреклонно набирающего силу огня засуетились человеческие силуэты, горласто заквакали по-ненашему.

Это не мешано Шраму любоваться делом рук. Какое-то особенное наслаждение видеть, как огонь пожирает вещи, как они чернеют и меняются. Зато слегонца саднило душу Сергею, что Лешка держал себя так шатко. Ну и толку, что азеров — не меньше двадцати голов и что где-то у них волыны припрятаны? Сергей понимал бы Алексея, если бы тот шел на людей схожего цвета кожи, хоть на тех же бычков.

Десятикратное преимущество — это довольно. Хотя если припрет — тоже сворачивать не смей. Но хачики есть хачики. Они не воевать, а торговать рождены.

Вот пусть себе торгуют и не выдрючиваются. Еще калькулятор с пейджером путают, а о компьютерной, грамотности размечтались, уроды. Не нравится — возвращайтесь баранов пасти! В маленьком городке пожарники сумели уложиться минуты в три. Отделившись от шершавого ствола тополя, украшенный боевой раскраской из света и теней, Шрамов кинулся в самую гущу мечущихся людишек. Весь такой на понтах: Кое-как Сергей, типа — почти на законных основаниях, оказался внутри магазина.

Ну, может, не совсем на законных, но пропуск у него не спросили. Однако кто-то из туземцев оказался достаточно наблатыканным по технике безопасности и решил эту проблему раньше Шрама.

И Шраму достались полны горницы мечущихся в накатывающем волнами дыму и во мраке людей. Впрочем, мрак трудно было считать за непроглядный. Неавторитетная питерская молочно-белая ночь вползала в окна там, где ее пускало пламя.

А там, где не пускало, то есть плавило окна снаружи, и так было светло почти как днем. И тем не менее расклад был на стороне Сергея. В панике, в выедающем глаза дыму, в чумном красном свете фиг кто мог просечь, что в здание проник чужак. Тем паче ары, привыкшие к стихийным бедствиям типа землетрясений, приняли пожар за естественное явление, и каждый шустрил в меру своей подлости. Сегодня мы проводим презентацию товара и поэтому отдаем почти даром. Вашему вниманию предлагается пожар третьей категории.

Нет, за причину не стоило считать то, что он просто не мог не ответить, когда собираются наехать. Он всегда наезжает первым. Он заслужил это право тем, что чалился, тем, что блевал и срал тюремной баландой и не ссучился.

Тем, что до сих пор ему снятся лютые окрики вертухаев.